Носферату: Призрак ночи (1978) смотреть онлайн

Носферату: Призрак ночи (1978)
00
многоголосый закадровый
BDRip
Смотреть онлайн
Агента по недвижимости Джонатана Харкера отправляют в Трансильванию в замок графа Дракулы, который выразил желание приобрести себе особняк в Германии. По прибытии в замок графа, Харкер подписывает все необходимые бумаги, но при этом случайно роняет медальон с фотографией своей молодой жены Люси.
    987
    0
    00
Скриншоты:
Рецензии:
  • Не особо гениальный римейк шедевра немецкого экспрессионизма.По моему скромному мнению, писать какую-либо действительно продолжительную рецензию на картину 'Носферату: Призрак ночи' Вернера Херцога никакой нужды нет. Общеизвестно (думаю, в этом можно не сомневаться), что данная лента является римейком знаменитого немого шедевра 'Носферату, симфония ужаса', снятого легендарным киноэкспрессионистом Фридрихом Вильгельмом Мурнау еще в начале 20-х годов. Лично я, честно говоря, ничего особо интересного (и уж тем более выдающегося и великолепного) в этом фильме не увидел. Сюжет здесь, в общем-то, откровенно позаимствован из хрестоматийного 'Дракулы' Брэма Стокера (то же самое, естественно, относится и к упомянутому творению Мурнау), какая-либо 'визуальная эффектность' отсутствует (что, пожалуй, неудивительно, учитывая хотя бы год выпуска сей ленты), актерский состав справился со своей задачей, как я считаю, весьма неплохо, однако какого-то дикого восторга и бури положительных эмоций у меня все же не вызвал. Если вспомнить, например, оскароносное творение Фрэнсиса Форда Копполы 'Дракула Брэма Стокера', то сравнение здесь, на мой взгляд, будет явно не в пользу более классического 'Призрака ночи', поскольку интерпретация Херцога гораздо бледнее и скучнее яркой и по-настоящему атмосферной экранизации готического романа Стокера, вышедшей на экраны в 92-м году (все это, разумеется, мое субъективное мнение относительно обоих фильмов). Хотя, конечно, здесь нужно учитывать некоторую 'разницу в возрасте', разделяющую эти две 'вампирские' киноработы Копполы и Херцога. В общем, данное произведение, полагаю, годится разве что для однократного (или ознакомительного, иначе говоря) просмотра. Речь, понятное дело, идет о ярых фанатах и поклонниках конкретного жанра мирового кинематографа - всем остальным зрителям, наверное, даже один раз смотреть сие полотно совсем необязательно. Думаю, только из уважения к определенной 'классичности' данного фильма картине 'Носферату: Призрак ночи' Вернера Херцога можно поставить среднюю (или нейтральную, другими словами) оценку.
  • Носферату, призрак ночиПутешествие Джонатана в замок графа Дракулы решено в привычном Херцогу ключе: сквозь наводящие священный трепет пейзажи, ошеломительная красота которых способна свести с ума даже самого здравомыслящего человека. Сам замок – будто воплощенная галлюцинация, своей атмосферой запустения завораживает героя. Одержимость смертью – одна из постоянных маний героев художественной вселенной Херцога. В данной картине мы имеем дело с двумя противоположными стремлениями – влечение к смерти у смертных и жажда жизни у вампиров, которые больше всего на свете хотят снова стать простыми людьми. Эта неожиданная перекличка мотивов в столь разных кинематографических мирах, как работы Вендерса и Херцога, говорит о том, что философия дороги, онтологическое понимание путешествия, пусть и разное, диктует для этих режиссеров общие координаты эстетического поиска. Однако, не только восприятие путешествия как внутреннего пути, пути к самому себе, сквозь многочисленные преграды, имеющие как географические, так и психологические причины, роднит картины Вима Вендерса и Вернера Херцога, ведь вектор их движения пролегает вдали от серой буржуазной повседневности, между безысходным пессимизмом в отношении мира и оптимизмом в отношении духовных ресурсов каждой отдельной личности в направлении поиска необходимой как воздух поэзии жизни.
  • Признаки жизниУже из названия ясно, что выдающийся баварский режиссёр Вернер Херцог снимал не очередную экранизацию легендарного романа Брэма Стокера, а ремейк шедевра Фридриха Вильгельма Мурнау «Носферату. Симфония ужаса». Таким образом, не питавший ни до, ни после «Носферату» особого интереса к мистическим и мифологическим сюжетам, Херцог, будучи к тому же ярчайшим представителем нового немецкого кино, также называемого «третьим поколением в отсутствие второго», отдал своеобразную дань уважения своему «кинематографическому деду». По факту, несмотря на незначительные изменения, Херцог ваял репродукцию картины Мурнау. Репродукцию невероятно качественную и даже талантливую, но словно бы изначально не претендующую покушаться на лавры оригинала. Величественные декорации, пугающая, выполненная максимально близко к эстетике немецкого киноэкспрессионизма игра света и тени, напористая игра Клауса Кински, специально загримированного под Макса Шрека – всё это от Мурнау. От Херцога остаётся лишь смакование величественных пейзажей Трансильвании и магнетическая музыка Флориана Фрике и его группы «Popol vuh». Однако, несмотря на, казалось бы, тотальный копиизм и нарочитую вторичность, «Носферату: Призрак ночи» не выпадает из качественного контекста фильмов раннего Херцога и производит гипнотическое впечатление, сопоставимое со «Стеклянным сердцем». Тем сильнее гений баварского «дикого мессии», сумевшего выжать максимум, работая вполсилы, да ещё и над не совсем удобным для него материалом. Кроме того, Херцог ненароком поспособствовал сентиментализации вампирской эстетики и появлению сумеречных саг, дневников вампиров и прочего непотребства. Дело в том, что, как без «Агирре, гнева божьего» не было бы «Апокалипсиса сегодня», так и без «Носферату: Призрака ночи» не было бы «Дракулы Брэма Стокера». Да, лента Копполы и названием, и сюжетом отсылает напрямую к книжному оригиналу. Да, романтический флёр, так или иначе, присутствует и у Стокера. Но то лишь флёр. Коппола же развил в своём опусе именно что сентиментальные нотки, присутствовавшие у Херцога и ускорил процесс скольжения вампиров от хоррора к мелодраме. Взять хотя бы Вайнону Райдер из «Дракулы Брэма Стокера», явно опиравшуюся в своей игре на лирический образ, созданный Изабель Аджани. В свете вышесказанного, лента Херцога обретает ещё и культурологические, социальные и эволюционистские подтексты. Весьма недурно для репродукции.
  • Дух времениОбразы людей со стеклянными сердцами, прозревающие будущее, экстатики, бродящие по тонкой грани между жизнью и смертью, странные карлики и самобытные маргиналы неизменно завораживали творческое воображение Вернера Херцога. Тот неделимый остаток бытия, что никогда не умещался в рамках обыденного рассудка и ускользал от тотальной власти гносиса магнетически притягивал к себе пытливый взгляд немецкого режиссера, поневоле вынуждая дотошную камеру вновь и вновь исследовать таинственные закоулки мироздания. И совершенно неудивительно, что его внимание обратилось, наконец, к одному из страннейших и интереснейших феноменов современного сознания - загадочной фигуре графа Дракулы. Характерно, однако, что взяв за сюжетную основу первую классическую экранизацию стокеровского романа, Херцог заметно переставил смысловые акценты, в результате чего фильм 'Носферату - призрак ночи' из ремейка Мурнау поневоле перерос в отдельное произведение со своей оригинальной трактовкой. Жизнь - это старая заезженная пластинка с судорожно выплясывающей на ней курицей под лихую мелодию шарманки, ибо нет ничего нового на земле утомленного и пресыщенности человечества, подсознательно влекущегося к смерти. Такой приговор нашему времени выносит Вернер Херцог в одном из своих фильмов. Обмельчавший мир не порождает уже ни великих героев, ни ужасных злодеев, но лишь подобных себе то ли маленьких, то ли лишних людей. Инфернальный Орлок Макса Шрека с его экспрессионистской энергетикой к концу эпохи перерождается в рефлексирующую личность Дракулы-Кински, прозябающего в экзистенциальной тошноте тотального разочарования и скуки. Есть в этом облике человека из подполья что-то от доведенного до безумия Войцека или озлобленного призрака Акакия Акакиевича, маниакально ворующего шинели. Древний вампир, как и последующие джармушевские 'любовники', тяготится вечностью, пресыщен бессмертием, но, подчиненный всевластным законам природы, вынужден влачить свое богомерзкое существование, сея вокруг себя гибель и разруху. 'Носферату' 70-х уже не симфония ужаса, а скорее призрачная эманация пожирающей род людской безысходности - кишащая серой крысиной массой смерть, неизбежная и какая-то скучная в своей обыденности. Впрочем, именно такой странный вампирский декаданс хронологически и отчасти духовно явился предтечей романтического копполовского 'Дракулы', а заодно стал еще одним звеном процесса 'вочеловечивания монстра' с привнесением в его облик сексуальной окраски. Режиссер словно подготавливает почву для последующих ироничных выводов Ван Хельсинга-Хопкинса о связи 'крови, цивилизации и сифилизации'. Любимый актер Херцога, типичный герой-неврастеник, Клаус Кински очень точно воссоздает это переходное состояние - напряженное дыхание в тишине, неотрывный взгляд-вожделение на жертву - когда грань между жаждой крови и сексуальным влечением становится необыкновенно зыбка. А в завораживающей игре Изабель Аджани чистота и утончённость порой незаметно переходят в странную сверхчувствительность, делающую возможной ту ментальную связь, что соединяет ее героиню с вампиром, от чего центральная сцена самопожертвования Люси начинает напоминать эротическую истому любовников, эдакую ловушку страсти, действенную еще со времен Самсона и Олоферна. И в то же время в попытках Дракулы удержаться от крови при виде порезанного пальца Джонатана Харкера, в презрении, с каким он отталкивает пресмыкающегося перед ним Рэнфилда, а главное - в самом желании любви и понимания очень тонко показано, как незаметно просыпается душа носферату. А вместе с ней и весь его облик невольно приобретает черты драматизма, который проявляется даже не в очевидном одиночестве, а скорее в абсолютной и окончательной невозможности обладания ни жизнью, ни смертью, ибо, как и у лермонтовского Демона, желание прикоснуться хотя бы к частице бытия оборачивается для ночного призрака лишь вечной потерей: надежда - обманом, а любовь - вожделением. И в этом смысле он действительно представляется мучеником, навсегда замкнутым в пространстве между небытием и витальностью - между ужасными гримасами мумифицированной смерти, чьи образы предваряют фильм, и картиной беззаботной игры котят в по-филистерски милой квартирке Харкеров. Режиссер-документалист Херцог даже в своих художественных опытах остается верен характерной для себя манере съемки. Символический подтекст в его фильмах, как правило, мирно сосуществует с абсолютно эмпирическими деталями и подробностями. Он влюблен в сам процесс тягучего движения повествования: послушная камера зачарованно застывает в созерцании дикой природы Трансильвании, неторопливо наблюдает за бытом ее народа, с удивлением рассматривает жутковатые руины обвалившихся стен древнего замка Дракулы. Исповедуя принцип достоверности, режиссер перекрашивает крыс, снимает замедленный полет летучей мыши. Город Висмар предстает перед зрителем как маленький макет вселенной. Сюда тихо приплывает корабль мертвецов, будто даже не контрастируя с рутинной повседневностью жизни. Здесь воссоздается панорама апокалипсиса с пиром во время чумы и плясками смерти, в которых нет однако трагедии, но лишь холодная исследовательская страсть режиссера-естествоиспытателя с интересом наблюдающего за процессом приближения конца. Как и в 'Стеклянном сердце' Херцог стремится угадать, как это будет на самом деле и что ожидает нас там - за изначально очерченным кругом земного существования... Однако неожиданно открытая концовка фильма, этот намек на бесконечность и множественность воплощений, прерывает торжественное шествие смерти, как бы закольцовывая мир не то в безысходности, не то в привычной надежде. И город 'с вечными каналами, которые никуда не впадают', снова начинает свою 'жизнь по кругу', где образ вампира с неизбежностью становится гротескным олицетворением нашего времени.
  • «Безжизненный» НосфератуПосмотрел этот фильм сразу после 'Носферату. Симфония ужаса', который произвел на меня сильнейшее впечатление. С самого начала просмотра меня уже начали раздражать некоторые моменты. К примеру, полное отсутствие эмоций у Харкера в исполнении Бруно Ганца, ужасно переигрывающий Роланд Топор (на основе его произведения, кстати говоря, Роман Полански снял фильм 'Жилец') в роли Ренфилда. Дальше-больше - Ван Хельсинг, не верующий в сверхъестественное и полагающийся только на науку. Здесь вообще без комментариев - полнейшее несоответствие книжному образу, что вовсе делает персонажа ненужным в контексте данной экранизации. От Ренфилда тоже пользы мало - весь фильм безумно хохочет и призывает Носферату, и когда они встречаются, тот попросту отправляет его на погибель. Никакого пояснения, каким образом эти персонажи связаны. В то время как в романе Стокера было ясно и четко выявлена взаимосвязь Дракулы с Ренфилдом, и то, почему Ренфилд стал его слугой. Бруно Ганц, как я уже говорил, особо не блещет мимикой. Что бы не происходило - у него одно и то же выражение лица на протяжении всего фильм. Словно он и есть самый настоящий живой мертвец, каковым он, собственно, и стал в финале фильма. К плюсам фильма я бы отнес наличие классической музыки, наполняющую картину необычайно медитативным настроем, интересные операторские изыски - здесь так же, как и в оригинальном 'Носферату', множество живописных сцен с потрясающими ландшафтами. И, конечно же, превосходную игру Клауса Кински, который изобразил Дракулу, как уставшего от своего бессмертия страдающего существа. Изабель Аджани в роли Люси тоже весьма порадовала своей актерской игрой и прекрасной внешностью. Именно на ее героиню было возложено спасение мира от Носферату (так же как и в оригинальном фильме). И Аджани отлично справилась со своей задачей. Хотя порой ее игра была уж слишком экспрессивной (что, по-видимому, было сделано намеренно, с целью придать фильму налет фильмов эпохи Немецкого Экспрессионизма, к каковым и относится оригинальный 'Носферату'). 'Носферату: Призрак ночи' - второй совместный фильм (из пяти) Вернера Херцога с Клаусом Кински. Их тандем породил на экране одни из самых лучших фильмов в истории мирового кино. И Херцог, и Кински были по своей природе эксцентричными натурами, что и помогло им особенно сблизиться, чего зачастую Клаусу не удавалось с другими режиссёрами. Хотя у них и возникали порой тяжёлые конфликты, но благодаря этому, их совместные фильмы получались наиболее реалистичными. 'Носферату' считается одной из их лучших совместных работ, но мне лично данное творение меньше всего понравилось из их совместного творчества. Фильм получился, в каком-то смысле, безэмоциональным и 'безжизненным' (словно самый настоящий вампир). Но, по-видимому, и это было сделано намеренно, с целью придать ему налет мрачности и безысходности. Как и большинство фильмов Херцога, 'Носферату' получился весьма тяжелым и гнетущим кинопроизведением. И, все же, я отдаю предпочтение немому шедевру Фридриха Мурнау.
Знаете ли вы, что...
    Фильм снят по мотивам романа Брэма Стокера «Дракула» (Dracula, 1897).
    Ремейк классической ленты Фридриха Вильгельма Мурнау «Носферату. Симфония ужаса» (1922).
    Некоторые сцены фильма были сняты в замке Пернштейн под Брно.
Доступно на устройствах:
IOS
Android
Tablet
Smart TV
Поделиться с друзьями:

Носферату: Призрак ночи (1978) смотреть онлайн бесплатно

Плеер 1 Плеер 5
После просмотра Носферату: Призрак ночи (1978) обязательно оставляйте комментарии
Оставить отзыв
Прокомментировать
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Регистрация
Вход
Авторизация